Рейтинг 0,0 / 5.0 (Голосов: 0)
Во власти бури

Во власти бури

Аннотация к книге Во власти бури - Данелла Хармон

Д. Хармон. Во власти бури - Описание и краткое содержание к книге
Кто мог бы поверить, что мужской костюм юного жокея скрывает красоту Ариадны, дочери графа Уэйбурна, бежавшей из разоренного пожаром фамильного имения с последним сокровищем семьи – скаковым жеребцом по кличке Шареб? Кто мог бы подумать, что под именем скромного ветеринарного врача Колина Лорда, которому Ариадна подарила свое сердце, скрывается британский аристократ, несправедливо опозоренный и порвавший все связи со светом? Вместе им предстоит пережить множество опасных приключений, найти негодяя, убившего отца Ариадны и устроившего поджог в имении, спасти подругу Шареба – прекрасную кобылицу Газель – и понять, что нет на свете трудностей, которые не превозмогла бы настоящая любовь…

Во власти бури - Страница 4

Отодвинув губу, он осмотрел десны и убедился, что они почти так же белы, как и зубы. Но не это, а тугое, вспученное брюхо собаки помогло поставить окончательный диагноз.

– Когда он последний раз ел, мадам?

– Несколько часов назад, – ответила женщина, тесно прижимая к себе сына. – Сэр, неужели он…

– Рвота была?

– Только попытки. Я накормила его тушеным мясом с картофелем, он выпил целую миску воды, играл с Томми, а потом мы взяли его с собой в город. Это, знаете ли, очень добрый пес, дети его любят и наперебой ласкают… Боже мой, неужели он умрет!

Ее невольный возглас заставил мальчика вывернуться и броситься к собаке. Вскоре он уже снова полулежал на мостовой, обвивая шею мастифа так отчаянно, словно это могло вернуть того к жизни.

– Гомер, не умирай! Только не умирай, ладно? Прошу тебя, прошу! – Внезапно, не в силах больше сдерживаться, мальчик разрыдался, невнятно умоляя спасти его песика.

Колин водрузил на нос очки, которыми пользовался только во время работы.

– Сделаю, что в моих силах, Томми, а ты пока побудь, пожалуйста, с мамой.

Ребенок подчинился, хотя ему стоило немалых усилий оторваться от собаки. Теперь можно было отдать все свое внимание мохнатому пациенту.

Поскольку животное упало прямо посреди мостовой, это застопорило движение. Останавливаемые на скаку лошади протестующе ржали, скрипели и взвизгивали колеса экипажей, слышались выкрики, полные недовольства, удивления и любопытства. Колин не обращал внимания на суматоху, полностью отдавшись своему занятию. Жадная до зрелищ толпа подступала ближе. Социальные различия ненадолго были забыты, надушенные дамы толкались локтями наравне с давно не мытыми, разящими перегаром бродягами. Ветеринар вдруг ощутил, что задыхается, что ему необходимо пространство и свет.

– Назад, все назад! – крикнул он.

– Дайте же доктору выполнить свой долг! – поддержал кто-то в толпе, скорой на сочувствие и жалость (равно как и на расправу), и все подались назад.

Пес жалобно скулил.

– Вы уже можете сказать, что с ним? – настороженно спросила мать Томми.

– Вздутие кишечника.

– Вздутие… – повторила женщина испуганно.

Колин смотрел на огромное раздутое брюхо красавца мастифа и прикидывал риск того, что собирался сделать.

Если у него заворот кишок, это его убьет, думал он. Однако придется попробовать.

– Видите ли, у него в кишечнике скопилось много газов, по какой-то причине они не выходят. Это случается, и если газы не выпустить, собака непременно погибнет.

Он обвел взглядом лица вокруг, полные сочувствия и любопытства, и остановил взгляд на приличного вида мужчине, поддержавшем его пару минут назад.

– Сэр, не могли бы вы мне помочь? Кто-то должен держать собаку, пока я буду с ней заниматься. Да, именно так. Вы все правильно делаете.

Малыш Томми, до того не сводивший с него полных ужаса глаз, спрятал лицо в материнских юбках, снова залившись слезами. Колин подавил вздох, не желая выдавать свою растерянность. Как и все остальные, мать мальчика неотрывно следила за ним; на ее бледном теперь лице застыло выражение безмолвной мольбы. Ветеринару нередко приходилось видеть такие лица. В нем видели спасителя, чудотворца. Не каждый, далеко не каждый человек становится объектом такой слепой, безоглядной любви, как домашнее животное.

– Делайте, что считаете нужным, доктор, – чуть слышно произнесла женщина.

Настало время действовать. Колин достал из недр своего чемоданчика чистую тряпку, бутылку крепчайшего рома и короткую полую иглу, в которой был единственный шанс на спасение бедняги Гомера. Лицо ветеринара оставалось совершенно бесстрастным, хотя в душе продолжали гнездиться сомнения. Он испробовал это простое средство на овцах, объевшихся свежей травы, но никогда не применял на собаке. Однако выбора не было.