Рейтинг 0,0 / 5.0 (Голосов: 0)
Секс в человеческой любви

Секс в человеческой любви

Категории
Ключевые слова
Просмотров:
111
Год:
Язык:
Английский
ISBN:
978-5-699-99320-8
Издательство:
Э

Аннотация к книге Секс в человеческой любви - Эрик Берн

Секс в человеческой любви - Описание и краткое содержание к книге
Книга о психологии секса от автора мирового бестселлера «Игры, в которые играют люди». В ней Эрик Берн анализирует секс с точки зрения транзактного анализа – рассказывает об играх, в которые играют люди, только не в общественных местах, а в постели. Светило мировой психологии дает ответы на вопросы: • Как сексуальное воспитание в разном возрасте влияет на последующую половую жизнь? • Что такое родительское программирование и как оно предопределяет нашу интимную сферу? • В чем суть такого явления, как «язык секса»? • Какова природа непристойностей и сексуальных извращений? • Чем секс отличается от близости? • Почему люди играют в сексуальные игры? И на многие другие.

Секс в человеческой любви - Страница 2

Современная передовая точка зрения состоит в том, что секс – довольно приличная вещь и что он неустраним, так что с ним следует считаться. Такая точка зрения противостоит правой позиции, считающей секс самой отвратительной вещью на свете, и радикальной позиции, для которой вообще ничто не отвратительно, так что секс можно бросить в одну корзину с насилием и всевозможной грязью.

Все эти влияния, в том числе влияния подпольных газет (по мотивам «респектабельности» отвергаемых всеми другими), проявляются в полном блеске в сочинениях д-ра Юджина Шенфельда, уверенно просвещающего публику в еженедельных фельетонах под именем «Доктор Хип Пократ»[1] (в настоящее время он прекратил эту деятельность [4]).

Но величайшая перемена, происшедшая за это время, относится не к воспитанию, а к практике. Более полное воздействие пилюли[2] на американскую жизнь привело к появлению или возрождению «эмансипированной женщины», претендующей на полное сексуальное равноправие. Несколько представительниц этого типа тщательно просмотрели рукопись моей книги в поисках проявлений «мужского шовинизма». Некоторые обнаружили образцы, которые оказались и в самом деле довольно скверными, так что я сделал надлежащие изменения в окончательном тексте. Но в других случаях, где я заметил поднимающий голову «женский шовинизм», я остался при своей точке зрения, дозволив им высказаться в подстрочных примечаниях под именем ЭЖ; мои реплики приводятся с пометкой ЭБ. Отдавая должное ЭЖ, должен сознаться, что я не включил многие принадлежащие им комментарии, выражающие одобрение и энтузиазм.

Обо всех вещах, рассказываемых в этой книге, я говорю так, как о них думаю, а это означает употребление обиходных выражений, образных описаний и взятых из жизни примеров. Каждому предоставляется право не давать ее в руки детям до шестнадцати лет, или до восемнадцати, или до двадцати одного (или, если уж на то пошло, до сорока). Я приму с благодарностью любые данные, исправляющие допущенные мною фактические ошибки.

Что же касается моего мнения, то я не склонен делать уступки никакому оппоненту, если только он не выслушал в своей жизни больше связных историй сексуального содержания, чем я их выслушал за тридцать лет моей работы. Конечно, я могу себе представить, что некоторые сводни и проститутки больше знают о сексе вообще, а некоторые ученые больше знают о его частных аспектах, чем опытный и заинтересованный психиатр. В общем, я думаю, что вложил в написанное мною столько же науки, сколько искусства, и поэтому всякая попытка опровержения должна опираться на соответствующий доказательный материал.

Многое из написанного в книге не было сказано в лекциях или было сказано иначе. С одной стороны, я многому научился с 1966 года, с другой же стороны, лекции – не то же, что написанный текст. Таким образом, понадобилось редактировать, изменять, сокращать, переставлять и дополнять мои лекции, чтобы довести их до нынешнего состояния знаний и сделать более удобными для чтения. Чтобы успешнее достигнуть этого, я пользуюсь таким способом изложения, будто обращаюсь к аудитории из одного человека. В других местах я ссылаюсь на писателя по имени Сиприан Сен-Сир, предполагаемого автора произведения под названием «Письма к горничной моей жены». Как можно думать, эти письма были написаны в то время, когда Сен-Сир путешествовал со своей женой по отдаленным странам, и они имели целью подготовить молодую леди, о которой идет речь, к самостоятельному выходу в свет после окончания ее нынешней службы[3].

Это составляет подходящий контекст для моей книги, которая написана, таким образом, в духе «Писем» Сен-Сира, хотя я и пытался сохранить в то же время тон первоначальных лекций. Ввиду этого пришлось изменить порядок материала, указанный в приведенной программе, а также первоначальное название цикла лекций[4].

Вследствие многочисленных изменений, следует отметить, что ни фонд Джека Гимбела, ни Калифорнийский университет не несут ответственности за высказанные в этой книге мнения. Ответственность лежит исключительно на мне.

Хочу выразить благодарность членам Сан-Франциского семинара по анализу взаимодействий, которым я читал в течение нескольких вечеров рукопись этой книги, за многочисленные ценные предложения, а также конструктивную и деструктивную критику. Я благодарен тем, кто нашел время прочесть всю рукопись и сделать свои замечания. Среди них были следующие лица, эмансипированные и нет: Барта Янг, Эл и Пам Левины, Арден Роуз, Валери Венджер, Надя и Валерио Джузи и Рик Берн.

Кармель, Калифорния

Апрель 1970

Примечания и литературные ссылки

1. «Медицинские аспекты сексуальности человека», Нью-Йорк.

2. SIECUS, 1855, Бродвей, Нью-Йорк.

3. Джеральд Сасмен «Официальный учебник секса», Хармондсворт, 1969.

4. Юджин Шенфельд «Дорогой доктор Гип Пократ», Нью-Йорк, 1969, Хармондсворт, 1973.

Введение. Как говорить о сексе

Секс влажен

О сексе писать нелегко – главным образом потому, что он влажен. Более того, секс не просто влажен, а скользок. Всякий, кто пренебрегает этим, говоря о сексе, оказывается в затруднительном положении. Я знал однажды поэтессу, писавшую об этом предмете красиво, но без впечатляющей силы, и я сказал ей: «Думаю, что вы делаете ошибку, говоря о влажных чувствах сухими словами». Тогда она стала пользоваться влажными словами, но я сказал ей: «Влажные слова тоже не совсем подходят. Вы должны использовать слова, на которых человеческий ум поскользнется». Это ей понравилось, и она рассказала в свою очередь мне, как беременная женщина, сидя у окна, думала о черной змее. Не будучи женщиной, я этого не понял, но это звучало верно. Это звучало лучше, чем вполне приличное выражение одной беременной женщины, надеявшейся, что у нее будет обильный поток молока и она сможет, таким образом, выкормить упитанного младенца. Эта женщина напомнила мне известный рассказ о леди из Бостона, которая всегда извинялась, когда речь заходила о камерной музыке или о приемах с коктейлем, а однажды сказала о своем приятеле, что он свалился в пропасть (пропись)[5].

Я полагаю, что вначале мы должны разобраться в терминологии и решить, какие слова яснее и удобнее передают то, о чем будет речь.

Холодные сухие слова

Слова, употребляемые для описания секса, начинаются с конъюгации, производимой низшими организмами, и копуляции, когда речь идет о высших животных. Для людей применяется термин половое сношение. Ученые называют его có-i-tuis (кóитуис), но если они нервничают, выговаривая это слово, то иногда произносят его как co-igh-tuis (коáйтус): так или иначе, это кóитус[6]. Вы можете сказать еще половой союз, если обращаетесь к публике, но только в воскресный день. Обо всех этих вещах вы можете говорить, кроме «полового сношения». Предполагается, что об этом предмете следует не говорить, а «сообщать». «Сообщение» иногда дается с большим трудом, а у некоторых людей, в том числе у меня, вызывает головную боль. Так что уж лучше просто говорить, если вы можете себе это позволить.

Иногда у вас может разболеться голова уже оттого, что вы слушаете, как другие люди «сообщают» в особенности если они не знают, чтó они «сообщают», и кому адресуют свои «сообщения». Короче говоря, сообщение вызывает трудности, и люди, прибегающие к этому способу выражения, рано или поздно должны научиться говорить, если только они хотят понять друг друга.

Наихудший вид «сообщения» – так называемый «непрерывный диалог», который может вызвать у его участников не только головную боль, но и нередко хроническое желудочное расстройство. Впрочем, иногда люди, ведущие непрерывный диалог, вдруг начинают говорить друг с другом, и тогда дела идут на лад. Мой цинично настроенный друг д-р Хорсли советует чересчур образованным парам, не умеющим ладить друг с другом, прекратить «сообщение» и начать говорить[7].

Все приведенные выше слова представляют то затруднение, что кажутся холодными, сухими и бесплодными, даже если они не являются таковыми. «Конъюгация» звучит примерно таким образом, как если кто-нибудь попытается зажечь огонь с помощью трения двух яиц. «Копуляция» звучит влажно, но имеет в себе нечто отталкивающее; «коитус» звучит так же неуклюже, как шлепанье домашних туфель по липкому сиропу. «Половое сношение» представляется подходящим выражением для лекции или письменного изложения, но звучит уж слишком рассудочно, чтобы его можно было связать с каким-нибудь удовольствием. Для разнообразия имеется удобный синоним – «половой акт».