Рейтинг 0,0 / 5.0 (Голосов: 0)
Сопротивление бесполезно!

Сопротивление бесполезно!

Аннотация к книге Сопротивление бесполезно! - Павел Парфин

Сопротивление бесполезно! - Описание и краткое содержание к книге
Книга Павла Парфина «Сопротивление бесполезно!» – повесть о вурдовампах. Начало 2000-х. Одно за другим кузнеца Гриценко преследуют несчастья. Сначала кузнеца увольняют с завода, затем от Гриценко уходит жена. Инициатором увольнения является мастер Борис Савельич Приходько, заводской мачо и любимец женщин. К нему, разумеется, и уходит Людка Гриценко. Дальше – хуже. Ночью подвыпившего Серегу, решившего затопить грусть-печаль портвейном вперемежку с пивом, избивают четверо холеных молодчиков, а потом они же пытаются изнасиловать дочь Гриценко Машу… Как в жизни – пришла беда, отворяй ворота. Кузнец горит жаждой мести за себя и дочь. Узнает, что ночные налетчики любят собираться в элитном гольф-клубе. Вечером Гриценко пытается проникнуть в клуб (у которого весьма претенциозное название – «Новые арии»), но безуспешно – вокруг крепкая ограда, за ней сторожит покой золотых мальчиков надежная охрана. Откуда ни возьмись, словно из-под земли, – прохожий, невзрачный на вид мужичонка. Стрельнул сигарету, с расспросами пристает. Слово за слово – и вот уже незнакомец посочувствовал кузнецу, предложил ему помощь: «Пойдем со мной – у меня есть то, что тебе нужно. Потом вместе вернемся. Я помогу тебе, Гриц». Так начинается знакомство кузнеца с Коровиным, предводителем вурдовампов. Вурдовампы презирают вампиров, несмотря на то что в незапамятные времена произошли от них. Вурдовампы более совершенные существа – они не боятся солнечного света, а днем ведут себя, как обычные люди. В полночь их кровь-оборотень превращает с виду обычных людей в чудовищ. Гриценко-вурдовамп с вновь обретенными собратьями отправляется в гольф-клуб мстить. Там бывший кузнец перегрызает горло одному из четверых обидчиков. С этого момента начинается его долгий, кровавый путь мести. Когда же наконец ему удается утолить жажду мести, темная сила затмевает разум Гриценко-вурдовампа. Он решает привести в логово кровопийц свою дочь, дабы доказать свою преданность, но попадает в засаду, устроенную его друзьями. Гриценко-чудовищу вводят в кровь гемовирус, благодаря которому он обретает новую кровь – и исцеляется.

Сопротивление бесполезно! - Страница 6

Вовка бережно промочил марлевым тампоном рану на левом виске Гриценко – рана безостановочно кровоточила.

– Ого! Чем это вас, Сергей Иванович?

– Железякой, – Гриценко шмыгнул носом. – Один молодой подонок.

– Железякой? – переспросил Спинов-старший, присутствовавший при перевязке. – Прутом заехали?

– Да нет. Железяка – это я так, к слову сказал. Та штука из какого-то другого сплава, легче стали будет. Короче, палка с загнутым концом, на клюшку очень смахивает. Только маленькая какая-то, детских размеров. Клюшка для лилипутов, как я ее окрестил.

– Та клюшка совсем не для лилипутов, – сразу сообразил Вовка, – а для игры в гольф. Я как раз недавно о нем читал.

– Неужели у нас в городе кто-то играет в гольф? – удивился даже Спинов-старший.

– Да, а ты что не знал, отец?.. Продвинутые, кажется, создали даже свой гольф-клуб.

– Продвинутые?

– Это те парни, которые ездят по городу в иномарках с откидным верхом, курят трубки, играют в гольф и еще борются с гопниками.

– Так я шо, получается, гопник, мать их! – возмутился Гриценко. А Спинов-старший недовольно заметил: – По-моему, продвинутыми всю жизнь называли таких, как мы с тобой, сын, – программистов и спецов по «железу».

– Брось, папа! Таких, как мы, давно зовут «псами». От слова «писи».

– Это что еще за неучи посмели?!..

– Погодите вы, Спиновы! Вот завелись! – неожиданно повысил голос Гриценко. – Потом разберетесь, кто из вас пес, а кто – так себе… Скажите лучше, где искать тот самый клуб, где гоняют хоккей металлическими клюшками.

– Да не хоккей, Сергей Иванович, – гольф!

– А, один черт! Моя голова не мяч, штобы бить в нее со всей дури!

4

– …Папа, это и в самом деле для гольфа, – повертев в руках клюшку, признала Маша. Она уже немного успокоилась после рассказа о том, что с ней случилось ночью.

Гриценко, пряча слезы, отвернулся к окну, из которого в комнату лился обычный солнечный свет. Как день может сменяться ночью, а рядом с хорошими людьми уживаются подонки?.. Эх, ну почему Гриценко не ночевал в ту ночь у себя дома?! Ишь ты, неловко ему стало за свою расквашенную морду! А то, что дочь чуть не изна… Считается, считается, считается любое «чуть», когда речь идет о жизни и чести!

Из Машиного рассказа он узнал следующее: по всей видимости, молодые подонки, бросив его избитым, направились прямиком к нему домой. Под предлогом, что «отец срочно просил передать», вынудили Машу открыть дверь. Тот, что похож на француза Маруани, с ходу ударил Машу по лицу, бритоголовый толстяк потащил девушку к кровати, кучерявый попытался сорвать одежду, а плюгавый блондин с мерзкими прилизанными волосами заорал, что будет первым…

Неожиданно Машу выручила соседка по лестничной площадке – вездесущая и скандальная Валентина Сидоровна. Вечно сексуально озабоченная, караулящая любого, кто пересекает их лестничную клетку, и особенно тех, кто разговаривает мужским голосом, она подглядела в глазок, как ни свет ни заря в квартиру Гриценко ввалилось четыре чужих хлопца. Тут же там поднялся сумасшедший гам – ругань, жуткие вопли, грохот падающей мебели, девичий визг, рыдания и отчаянные крики о помощи… Что уж там подумала Валентина Сидоровна, испытывавшая постоянную нехватку мужчин… Неважно, что подумала она, главное – подоспела вовремя.

– …А я им кричу не своим голосом: «Что это вы, насильники, делаете?! Прочь от моей любимой Машеньки!» И они убежали, – громко сербая, Валентина Сидоровна пила чай на кухне у Гриценко. Как подглядела, что Сергей Иванович явился, так сразу же не заставила себя ждать. Продолжала, лукаво поглядывая на осунувшегося Гриценко: – А один из насильников – хам последний, но до чего хорош собой, стервец! Волосы черные, как смоль. Глазища наглые горят – попробуй перед такими устоять!.. Сергей Иваныч, слыхала я, от вас жена подалась… – вдруг безо всякого перехода спросила Валентина Сидоровна. Глаза у соседки хищно блеснули.

– Ну все, вам пора! Приходите в следующий раз, еще чаю нальем, а на сегодня довольно, – бесцеремонно начал выпроваживать соседку Гриценко. Когда они с дочерью опять остались вдвоем, Машка сказала, расставляя на полке вымытые чашки:

– По-моему, я знаю того, кто меня ударил. С ним встречается девчонка в моем классе…

– Он тоже учится в школе? – почему-то удивился Гриценко.