Рейтинг 0,0 / 5.0 (Голосов: 0)
Метаморфозы

Метаморфозы

Категории
Ключевые слова
Просмотров:
21
Год:
Язык:
Латинский
ISBN:
978-5-17-135110-6
Издательство:
АСТ

Аннотация к книге Метаморфозы - Публий Овидий Назон

Метаморфозы / Овидий - Описание и краткое содержание к книге
Поэма «Метаморфозы» – самое значительное, яркое и эффектное произведение Овидия, над которым он работал шесть лет. Звонким, чеканным слогом поэт пересказывает удивительные истории греческих и римских мифов, в которых люди – волей, карой или милостью богов – превращаются в животных и растения, камни и звезды. В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

Метаморфозы читать онлайн бесплатно

Овидий

Метаморфозы

Книга первая

Ныне хочу рассказать про тела, превращенные в формыНовые. Боги, – ведь вы превращения эти вершили, —Дайте ж замыслу ход и мою от начала вселеннойДо наступивших времен непрерывную песнь доведите.5 Не было моря, земли и над всем распростертого неба, —Лик был природы един на всей широте мирозданья, —Хаосом звали его. Нечлененной и грубой громадой,Бременем косным он был, – и только, – где собраны былиСвязанных слабо вещей семена разносущные вкупе.10 Миру Титан никакой тогда не давал еще света.И не наращивала рогов новоявленных Феба,И не висела земля, обтекаема током воздушным,Собственный вес потеряв, и по длинным земным окоемамРук в то время своих не простерла еще Амфитрита.15 Там, где суша была, пребывали и море и воздух.И ни на суше стоять, ни по водам нельзя было плавать.Воздух был света лишен, и форм ничто не хранило.Всё еще было в борьбе, затем что в массе единойХолод сражался с теплом, сражалась с влажностью сухость,20 Битву с весомым вело невесомое, твердое с мягким.Бог и природы почин раздору конец положили.Он небеса от земли отрешил и воду от суши.Воздух густой отделил от ясность обретшего неба.После же, их разобрав, из груды слепой их извлекши,25 Разные дав им места, – связал согласием мирным.Сила огня вознеслась, невесомая, к сводам небесным,Место себе обретя на самом верху мирозданья.Воздух – ближайший к огню по легкости и расстоянью.Оных плотнее, земля свои притянула частицы.30 Сжатая грузом своим, осела. Ее обтекая,Глуби вода заняла и устойчивый мир окружила.Расположенную так, бог некий – какой, неизвестно —Массу потом разделил; разделив, по частям разграничил —Землю прежде всего, чтобы все ее стороны гладко35 Выровнять, вместе собрал в подобье огромного круга.После разлил он моря, приказал им вздыматься от ветровБуйных, велел им обнять окруженной земли побережья.После добавил ключи, болота без края, озера;Брегом извилистым он обвел быстроводные реки,40 Разные в разных местах, – иные земля поглощает,К морю другие текут и, дойдя, поглощаются гладьюВольно разлившихся вод, и скалы им берегом служат.Он повелел разостлаться полям, и долинам – вдавиться,В зелень одеться лесам, и горам вознестись каменистым.45 Справа пояса два и слева столько же небаСвод обвели, и меж них, всех прочих пламенней, пятый.Сводом объятую твердь означил умысел богаТочно таким же числом: земля – с пятью полосами.На серединной из них от жары обитать невозможно.50 Две под снегом лежат глубоким, а двум между нимиБог умеренность дал, смешав там стужу и пламень.Воздух вплотную навис над ними; насколько по весуЛегче вода, чем земля, настолько огня он тяжеле.В воздухе тучам стоять приказал он и плавать туманам,55 И разражаться громам, смущающим души людские,Молниям он повелел и ветрам приносить охлажденье.Но не повсюду владеть позволил им мира строительВоздухом. Даже теперь нелегко воспрепятствовать ветрам,Хоть и по разным путям направляется их дуновенье,60 Весь наш мир сокрушить. Таково несогласие братьев!Эвр к Авроре тогда отступил, в Набатейское царство,В Персию, к горным хребтам, озаряемым утренним светом.Запад и те берега, что солнцем согреты закатным,Ближе к Зефиру, меж тем как в Скифию и в Семизвездье65 Вторгся ужасный Борей; ему супротивные землиВлажны всегда от туманов сырых и дождливого Австра.Сверху же, выше их всех, поместил он веса лишенныйЯсный эфир, никакою земной не запятнанный грязью.Только лишь расположил он всё по точным границам, —70 В оной громаде – слепой – зажатые прежде созвездьяСтали одно за одним по всем небесам загораться;Чтобы предел ни один не лишен был живого созданья,Звезды и формы богов небесную заняли почву.Для обитанья вода сверкающим рыбам досталась,75 Суша земная зверям, а птицам – воздух подвижный.Только одно существо, что священнее их и способнейК мысли высокой, – чтоб стать господином других, – не являлось.И родился человек. Из сути божественной созданБыл он вселенной творцом, зачинателем лучшего мира,80 Иль молодая земля, разделенная с горним эфиромТолько что, семя еще сохранила родимого неба?Отпрыск Япета, ее замешав речною водою,Сделал подобье богов, которые всем управляют.И между тем как, склонясь, остальные животные в землю85 Смотрят, высокое дал он лицо человеку и прямоВ небо глядеть повелел, подымая к созвездиям очи.Так земля, что была недавно безликой и грубой,Преобразясь, приняла людей небылые обличья.Первым век золотой народился, не знавший возмездий,90 Сам соблюдавший всегда, без законов, и правду и верность.Не было страха тогда, ни кар, и словес не читалиГрозных на бронзе; толпа не дрожала тогда, ожидаяВ страхе решенья судьи, – в безопасности жили без судей.И, под секирой упав, для странствий в чужие пределы95 С гор не спускалась своих сосна на текущие волны.Смертные, кроме родных, никаких побережий не знали.Не окружали еще отвесные рвы укреплений;Труб не бывало прямых, ни медных рогов искривленных,Не было шлемов, мечей; упражнений военных не зная,100 Сладкий вкушали покой безопасно живущие люди.Также, от дани вольна, не тронута острой мотыгой,Плугом не ранена, всё земля им сама приносила.Пищей довольны вполне, получаемой без принужденья,Рвали с деревьев плоды, земляничник нагорный сбирали,105 Терн, и на крепких ветвях висящие ягоды тута,Иль урожай желудей, что с деревья Юпитера пали.Вечно стояла весна; приятный, прохладным дыханьемЛасково нежил зефир цветы, не знавшие сева.Боле того: урожай без распашки земля приносила;110 Не отдыхая, поля золотились в тяжелых колосьях,Реки текли молока, струились и нектара реки,Капал и мед золотой, сочась из зеленого дуба.После того как Сатурн был в мрачный Тартар низвергнут,Миром Юпитер владел, – серебряный век народился.115 Золота хуже он был, но желтой меди ценнее.Сроки древней весны сократил в то время Юпитер,Лето с зимою создав, сотворив и неверную осеньС краткой весной; разделил он четыре времени года.Тут, впервые, сожжен жарой иссушающей, воздух120 Стал раскаляться и лед – повисать под ветром морозным.Тут впервые в домах расселились. Домами служилиЛюдям пещеры, кусты и лыком скрепленные ветви.В первый раз семена Церерины в бороздах длинныхБыли зарыты, и вол застонал, ярмом удрученный.125 Третьим за теми двумя век медный явился на смену;Духом суровей он был, склонней к ужасающим браням, —Но не преступный еще. Последний же был – из железа,Худшей руды, и в него ворвалось, нимало не медля,Всё нечестивое. Стыд убежал, и правда, и верность;130 И на их место тотчас появились обманы, коварство;Козни, насилье пришли и проклятая жажда наживы.Начали парус вверять ветрам; но еще мореходыХудо их знали тогда, и на высях стоявшие горныхНа непривычных волнах корабли закачались впервые.135 Принадлежавшие всем до сих пор, как солнце и воздух,Длинной межою поля землемер осторожный разметил.И от богатой земли не одних урожаев и должнойТребовать стали еды, но вошли и в утробу земную;Те, что скрывала земля, отодвинувши к теням стигийским,140 Стали богатства копать, – ко всякому злу побужденье!С вредным железом тогда железа вреднейшее златоВышло на свет и война, что и златом крушит, и железом,В окровавленной руке сотрясая со звоном оружье.Люди живут грабежом; в хозяине гость не уверен,145 В зяте – тесть; редка приязнь и меж братьями стала.Муж жену погубить готов, она же – супруга.Страшные мачехи, те аконит подбавляют смертельный;Раньше времени сын о годах читает отцовских.Пало, повержено в прах, благочестье, – и дева Астрея150 С влажной от крови земли ушла – из бессмертных последней.Не был, однако, земли безопасней эфир высочайший:В царство небес, говорят, стремиться стали Гиганты;К звездам высоким они громоздили ступенями горы.Тут всемогущий отец Олимп сокрушил, ниспослал он155 Молнию; с Оссы он сверг Пелион на нее взгроможденный.Грузом давимы земли, лежали тела великанов, —Тут, по преданью, детей изобильной напитана кровью,Влажною стала земля и горячую кровь оживила;И, чтоб от рода ее сохранилась какая-то память,160 Образ дала ей людей. Но и это ее порожденьеВовсе не чтило богов, на убийство свирепое падко,Склонно насилье творить. Узнаешь рожденных от крови!Это Сатурний-отец увидал с высокой твердыниИ застонал и, стола Ликаонова гнусный припомнив165 Пир, недавний еще, получить не успевший огласки,Сильным в душе запылав и достойным Юпитера гневом,Созвал богов на совет. И не медлили званые боги.Есть дорога в выси, на ясном зримая небе;Млечным зовется Путем, своей белизною заметна.170 То для всевышних богов – дорога под кров Громовержца,В царский Юпитера дом. Красуются справа и слеваАтрии знатных богов, с дверями, открытыми настежь.Чернь где придется живет. В передней же части чертогаВстали пенаты богов – небожителей, властию славных.175 Это-то место – когда б в выражениях был я смелее —Я бы назвал, не боясь, Палатином великого неба.Так, расселись едва в покоях мраморных боги,На возвышенье, рукой опершись на скипетр из кости,Трижды, четырежды он потряс приводящие в ужас180 Волосы, поколебав и землю, и море, и звезды.Следом за тем разрешил и уста, возмущенные гневом:«Нет, я не более был вселенной моей озабоченВ те времена, как любой из врагов змееногих готов былС сотней протянутых рук на пленное броситься небо!185 Хоть и жестокий был враг, – но тогда от единого родаПроисходила война и единый имела источник.Ныне же всюду, где мир Нереевым гулом охвачен,Должен смертный я род погубить. Клянуся рекамиАда, что под землей протекают по роще стигийской, —190 Было испытано всё. Но неизлечимую язвуСледует срезать мечом, чтоб здравую часть не задело.Есть полубоги у нас, божества наши сельские; нимфы,Фавны, сатиры и тор обитатели диких – сильваны.Если мы их до сих пор не почтили жилищем на небе,195 Землю мы отдали им и на ней разрешим оставаться.Но, о Всевышние! Всё же довольно ль они безопасны,Ежели мне самому, и вас и перуна владыке,Козни строить посмел Ликаон, прославленный зверством?»Затрепетали тут все и дерзкого требуют с жарким200 Рвеньем. Так было, когда осмелился сброд нечестивыйРимское имя залить в неистовстве – Цезаря кровью.Ужасом был поражен, что громом, при этом паденьеРод человеческий, вся содрогнулась вселенная страхом.Столь же отрадна тебе твоих близких преданность, Август,205 Сколь Громовержцу – богов благоверность. Лишь голосом он и рукоюРопот вокруг подавил, все снова безмолвными стали.Только лишь кончился крик, подавлен владыки величьем,Сызнова речью такой прервал Юпитер молчанье:«Он уже кару понес, и об этом оставьте заботу.210 Что совершил он и как был наказан, о том сообщу я:Наших достигла ушей недобрая времени слава.Чая, что ложна она, с вершины спускаюсь Олимпа,Обозреваю я – бог в человеческом облике – землю.Долго б пришлось исчислять, как много повсюду нашел я215 Злостного. Истине всей молва уступала дурная.Вот перешел я Менал, где звериные страшны берлоги,После в Киллену зашел и в прохладные сосны Ликея,В домы аркадцев входил и под кров неприютный тирана.Сумерки поздние ночь меж тем влекли за собою.220 Подал я знак, что пришло божество, – народ тут молитьсяНачал. Сперва Ликаон над обетами стал насмехатьсяИ говорит: «Испытаю при всех в открытую, бог лиОн или смертный. Тогда не будет сомнительна правда».В ночь, отягченного сном, сгубить нечаянной смертью225 Хочет меня. По душе ему этак испытывать правду.Но, не довольствуясь тем, одному из заложников, коихВыслал молосский народ, мечом пронзает он горло.После в кипящей воде он членов часть полумертвыхВарит, другую же часть печет на огне разведенном.230 Только лишь подал он их на столы, я молнией мстящейДом повалил на него, на достойных владельца пенатов.Он, устрашенный, бежит; тишины деревенской достигнув,Воет, пытаясь вотще говорить. Уже обретаютЯрость былые уста, с привычною страстью к убийству235 Он нападает на скот, – и доныне на кровь веселится!Шерсть уже вместо одежд; становятся лапами руки.Вот уж он – волк, но следы сохраняет прежнего вида:Та же на нем седина, и прежняя в морде свирепость,Светятся так же глаза, и лютость в облике та же.240 Дом сокрушился один – одному ли пропасть подобало! —Всем протяженьем земли свирепо Эриния правит.Словно заговор тут преступный замыслили! Значит,Пусть по заслугам и казнь понесут! Таков приговор мой».Речь Громовержца одни одобряют, еще подстрекая245 Ярость его; у других молчание служит согласьем.Но человеческий род, обреченный на гибель, жалеютВсе; каков будет вид земли, лишившейся смертных,Все вопрошают, и кто приносить на жертвенник будетЛадан? Иль хочет зверью он отдать опустелую землю?250 И на вопрос их в ответ, – что его-де об этом забота, —Вышних царь запрещает дрожать и, не схожее с прежним,Он обещает явить – чудесным рождением – племя.Вот уж по всей земле разметать он готов был перуны,Да убоялся, пылать от огней не начал бы стольких255 Неба священный эфир и длинная ось не зажглась бы.Вспомнил, – так судьбы гласят, – что некогда время наступит,Срок, когда море, земля и небесный дворец загорятся, —Гибель будет грозить дивнослаженной мира громаде.Стрелы тогда отложил – мастеров-циклопов работу,260 Кару иную избрал – человеческий род под водоюВздумал сгубить и с небес проливные дожди опрокинул,Он Аквилона тотчас заключил в пещерах ЭолаИ дуновения все, что скопления туч отгоняют.Выпустил Нота. И Нот на влажных выносится крыльях, —265 Лик устрашающий скрыт под смольно-черным туманом,Влагой брада тяжела, по сединам потоки струятся,И облака на челе; и крылья и грудь его в каплях.Только лишь сжал он рукой пространно нависшие тучи,Треск раздался́, и дожди, дотоль запертые, излились.270 В радужном платье своем, Юноны вестница, водыСтала Ирида сбирать и ими напитывать тучи.В поле хлеба полегли; погибшими видя надежды,Плачет селянин: пропал труд целого года напрасный.Не удовольствован гнев Юпитера – небом; лазурный275 Брат помогает ему, посылая воды на помощь.Реки созвал, и, когда под кров своего господинаБоги речные вошли, – «Прибегать к увещаниям долгимНезачем мне, – говорит. – Свою всю силу излейте!Надобно так. Отворите дома, отодвиньте преграды280 И отпустите тотчас всем вашим потокам поводья».Так приказал. И они родникам расширяют истоки,И, устремляясь к морям, в необузданном катятся беге.Сам он трезубцем своим о землю ударил. Она жеДрогнула вся и воде на свободу открыла дорогу.285 И по широким полям, разливаясь, несутся потоки;Вместе с хлебами несут деревья, людей и животных,Тащат дома и всё, что в домах, со святынями вместе.Ежель остался дом, устоял пред такою бедоюНеповрежденный, то всё ж он затоплен водою высокой,290 И уже скрыты от глаз погруженные доверху башни.Суша и море слились, и различья меж ними не стало.Всё было – море одно, и не было брега у моря.Кто перебрался на холм, кто в лодке сидит крутобокойИ загребает веслом, где сам обрабатывал пашню.295 Тот над нивой плывет иль над кровлей утопшего домаСельского. Рыбу другой уже ловит в вершине у вяза.То в зеленеющий луг – случается – якорь вонзится,Или за ветви лозы зацепляется гнутое днище.Там, где недавно траву щипали поджарые козы,300 Расположили свои неуклюжие туши тюлени.И в изумленье глядят на рощи, грады и зданьяДевы Нереевы. В лес заплывают дельфины, на сучьяВерхние вдруг налетят и, ударясь, дуб заколеблют.Волк плывет меж овец, волна льва рыжего тащит.305 Тащит и тигров волна; не впрок непомерная силаВепрю, ни ног быстрота влекомому током оленю.Долго земли проискав, куда опуститься могла бы,Падает в море, кружа, с изнемогшими крыльями птица.Залиты были холмы своевольем безмерной пучины, —310 В самые маковки гор морской прибой ударяет.Гибнет в воде большинство; а немногих, водой пощаженных,При недостатке во всём, продолжительный голод смиряет.От Аонийских вершин отделяет Эту Фокида, —Тучные земли, дотоль они землями были, теперь же315 Моря частица, воды небывалой широкое поле.Там крутая взнеслась гора двухвершинная к звездам,Именованьем – Парнас; облаков верхи ее выше.К ней-то Девкалион – остальное вода покрывала —С брачной подругой своей пристал на маленькой лодке.320 Нимфам корикским они и гор божествам помолились,Вещей Фемиде, тогда прорицалищем оным владевшей.Не было лучше вовек, ни правдолюбивее мужа,Богобоязненна так ни одна не бывала из женщин.И как Юпитер узрел, что мир стал жидким болотом,325 И что остался он там из стольких тысяч единым,И что осталась она из стольких тысяч единой,Оба невинны душой, богов почитатели оба, —Он облака раскидал, Аквилоном туман отодвинул,Земли явил небесам и выси эфирные землям.330 Моря недолог был гнев; сложив о трех зубьях оружье,Воды владыка морской усмиряет и вставшего поверхВолн голубого зовет Тритона, чьи отроду плечиВ алых ракушках, и дуть велит в трубицу морскую:Этим он знак подает отозвать и потоки и волны.335 Выбрал из раковин тот пустую трубу завитую,Что расширяется вверх от низа крученого; еслиВ море такую трубу на просторе наполнить дыханьем,Голос достигнет брегов, где солнце встает и ложится.И лишь коснулось трубы божество с брадой увлажненной,340 Лишь громогласно она заиграла отбой по приказу,Все услыхали ее потоки, – земные, морские, —Грозный приказ услыхав, потоки ей все покорились.Реки спадают, уже показались возникшие холмы;Море опять в берегах и в руслах полные реки,345 И выступает земля, с убываньем воды прибывая.К вечеру долгого дня и лесов показались макушкиГолые, тина у них еще на ветвях оставалась.Мир возродился земной. И увидев, что так опустел онИ что в печали земля глубоким объята молчаньем,350 Девкалион, зарыдав, к своей обращается Пирре:«Нас, о сестра, жена, о единая женщина в мире,Ты, с кем и общий род, и дед у обоих единый,Нас ведь и брак съединил, теперь съединяет опасность, —Сколько ни видит земли Восток и Запад, всю землю355 Мы населяем вдвоем. Остальное всё морю досталось.Но и поныне еще не вполне мы уверены в нашейЖизни, еще облака наполняют нам ужасом душу.Что, если б ты без меня судьбы избежала, бедняжка,Было бы в сердце твоем? И как бы могла одинокой360 Ты этот страх пережить? И кто б твои муки утешил?Я, о поверь, если б ты оказалась добычею моря,Сам за тобою, жена, оказался б добычею моря.О, если б мог возродить я народы искусством отцовским,О, если б души вливать умел в изваянья из глины!365 Ныне же в нас лишь двоих сохраняется смертных порода;Так уж угодно богам, чтоб людей образцом мы остались».Оба заплакали. Им захотелось молиться небеснымСилам и помощи их попросить, о судьбине гадая.Медлить не стали они. Подходят к водам Кефиса,370 Что, непрозрачны еще, по руслу знакомому льются.Там, водяную струю возлияв, себе оросилиПлатье и темя они, потом направиться обаВ храм богини спешат, которого кровля белела,Грязным покрытая мхом, алтари ж без огня пребывали:375 И лишь коснулись они храмовых ступеней, как упалиНаземь, устами прильнув к холодному камню, – и вместеМолвили так, трепеща: «Коль Вышние правой мольбоюМогут смягчиться, и гнев умилостивляется божий,Молви, Фемида, каким искусством убыток восполнить380 Нашего рода; подай, добрейшая, помощь в потопе!»И умягчилась она и рекла: «Выходите из храма;Головы ваши покрыв, одежд пояса развяжитеИ через плечи назад мечите праматери кости».Остолбенели они, и нарушила первой молчанье385 Пирра; богини она покориться веленьям не хочет;Молит прощенья себе; уста оробели, боитсяМатери тень оскорбить, назад ее кости кидая,Но повторяют меж тем слепое неясное слово,Участь предрекшее им, и сами с собой размышляют.390 Ласковой речью тогда Прометид обращается мягкоК Эпиметиде. «Иль мы, – говорит, – ошиблись в догадке,Иль благочестен и нам не внушит беззаконья оракул.Наша праматерь – земля. В телесах ее скрытые кости,Думаю – камни. Кидать их за́ спину нам повеленье».395 Хоть толкованьем таким убедил супруг Титаниду,Всё же надежда смутна, – настолько к советам небеснымМало доверья у них. Но что за беда попытаться?Вот и сошли; покрывают главу, распоясали платьяИ, по приказу, назад на следы свои камни бросают.400 Камни, – поверил бы кто, не будь свидетелем древность? —Вдруг они стали терять постепенно и твердость и жесткость,Мягкими стали, потом принимали, смягчившись, и образ.После, когда возросли и стала нежней их природа,Можно было уже, хоть неявственный, облик увидеть405 В них человека, такой, как в мраморе виден початом, —Точный еще не совсем, изваяниям грубым подобный.Часть состава камней, что была земляною и влажныйСок содержала в себе, пошла на потребу для тела;Крепкая ж часть, что не гнулась совсем, в костяк обратилась,410 Жилы же в части камней под тем же остались названьем.Времени мало прошло, и, по воле Всевышних, каменьяТе, что мужчина кидал, и внешность мужчин обретали;А из-под женских бросков вновь женщины в мир возвращались.То-то и твердый мы род, во всяком труде закаленный,415 И доказуем собой, каково было наше начало!Разных по виду потом животных своим изволеньемВскоре земля родила, когда разогрелась от солнца.Сырость прежняя, ил и болотная липкая влагаСтали от зноя вспухать, и зародыши всяческой твари,420 Вскормлены солнцем живым, как в материнской утробе,В них развивались и свой принимали со временем облик.Так, покинет едва семиустый влажные нивыНил и теченье свое предоставит прежнему руслу,И под светилом небес разогреется ил нанесенный,425 Много животных тогда хлебопашцы находят под каждымКамнем земли: одних в зачаточном виде, при самомМиге рожденья, других еще при начале развитья,Вовсе без членов, и часть единого тела нередкоЖизнь проявляет, а часть остается землей первобытной.430 Ибо, коль сырость и жар меж собою смешаются в меру,Плод зачинают, и всё от этих двоих происходит.Если ж в боренье огонь и вода, – жар влажный, возникнув,Всё создает: для плодов несогласье согласное – в пользу.Так, лишь потоп миновал, и земля, покрытая тиной,435 Зноем небесных лучей насквозь глубоко прогрелась,Множество всяких пород создала – отчасти вернулаПрежние виды она, сотворила и новые дивы.И не хотела, но всё ж, о огромный Пифон, породилаТакже тебя, и для новых людей ты, змей неизвестный,440 Ужасом стал: занимал ведь чуть ли не целую гору!Бог, напрягающий лук, – он ранее это оружьеПротив лишь ланей одних направлял да коз быстроногих, —Тысячу выпустив стрел и почти что колчан свой исчерпав,Смерти предал его, и яд из ран заструился.445 И чтобы славы о том не разрушило время, старея,Установил он тогда состязанья, священные игры, —Звали Пифийскими их по имени павшего змея.Ежели юноша там побеждал в борьбе, или в беге,Или в ристанье, за то получал он дубовые листья:450 Не было лавров еще: прекрасным, длинноволосым,Феб им виски окружал любою древесною ветвью.Первая Феба любовь – Пенеева Дафна; послал жеДеву не случай слепой, а гнев Купидона жестокий.Как-то Делиец, тогда над змеем победою гордый,455 Видел, как мальчик свой лук, тетиву натянув, выгибает.«Что тебе, резвый шалун, с могучим оружием делать? —Молвил. – Нашим плечам пристала подобная ноша,Ибо мы можем врага уверенно ранить и зверя;Гибельным брюхом своим недавно давившего столько460 Места тысячью стрел уложили мы тело Пифона.Будь же доволен и тем, что какие-то нежные страстиМожет твой факел разжечь; не присваивай подвигов наших!»Сын же Венерин ему: «Пусть лук твой всё поражает,Мой же тебя да пронзит! Насколько тебе уступают465 Твари, настолько меня ты всё-таки славою ниже».Молвил и, взмахом крыла скользнув по воздуху, быстрый,Остановился, слетев, на тенистой твердыне Парнаса.Две он пернатых достал из стрелоносящего тула,Разных: одна прогоняет любовь, другая внушает.470 Та, что внушает, с крючком, – сверкает концом она острым;Та, что гонит, – тупа, и свинец у нее под тростинкой.Эту он в нимфу вонзил, в Пенееву дочь; а другою,Ранив до мозга костей, уязвил Аполлона, и тотчасОн полюбил, а она избегает возлюбленной зваться.475 Сумраку рада лесов, она веселится добыче,Взятой с убитых зверей, соревнуясь с безбрачною Фебой.Схвачены были тесьмой волос ее вольные пряди.Все домогались ее, – домоганья ей были противны:И не терпя и не зная мужчин, всё бродит по рощам:480 Что Гименей, что любовь, что замужество – нет ей заботы.Часто отец говорил: «Ты, дочь, задолжала мне зятя!»Часто отец говорил: «Ты внуков мне, дочь, задолжала!»Но, что ни раз, у нее, ненавистницы факелов брачных,Алая краска стыда заливала лицо молодое.485 Ласково шею отца руками она обнимала.«Ты мне дозволь навсегда, – говорила, – бесценный родитель,Девственной быть: эту просьбу отец ведь исполнил Диане».И покорился отец. Но краса твоя сбыться желаньямНе позволяет твоим; противится девству наружность.490 Феб полюбил, в брак хочет вступить с увиденной девой.Хочет и полон надежд; но своим же вещаньем обманут.Так, колосьев лишась, возгорается легкое жнивоИли пылает плетень от факела, если прохожийСлишком приблизит его иль под самое утро забудет, —495 Так обратился и бог весь в пламя, грудь полыхает,Полон надежд, любовь он питает бесплодную в сердце.Смотрит: вдоль шеи висят, неубраны, волосы. «Что же, —Молвит, – коль их причесать?» Он видит: огнями сверкаютОчи – подобие звезд; он рот ее видит, которым500 Налюбоваться нельзя; превозносит и пальцы и руки,Пясти, и выше локтей, и полунагие предплечья,Думает: «Лучше еще, что сокрыто!» Легкого ветраМчится быстрее она, любви не внимает призыву.«Нимфа, молю, Пенеида, постой, не враг за тобой!505 Нимфа, постой! Так лань ото льва и овечка от волка,Голуби так, крылом трепеща, от орла убегают,Все – от врага. А меня любовь побуждает к погоне.Горе! Упасть берегись; не для ран сотворенные стопыДа не узнают шипов, да не стану я боли причиной!510 Место, которым спешишь, неровно; беги, умоляю,Тише, свой бег задержи, и тише преследовать буду!Всё ж, полюбилась кому, спроси; я не житель нагорный,Я не пастух; я коров и овец не пасу, огрубелый.Нет, ты не знаешь сама, горделивая, нет, ты не знаешь,515 Прочь от кого ты бежишь, – оттого и бежишь! – мне ДельфийскийКрай, Тенед, и Клар, и дворец Патарейский покорны.Сам мне Юпитер отец. Чрез меня приоткрыто, что было,Есть и сбудется; мной согласуются песни и струны.520 Правда, метка стрела у меня, однако другаяМетче, которая грудь пустую поранила ныне.Я врачеванье открыл; целителем я именуюсьВ мире, и всех на земле мне трав покорствуют свойства.Только увы мне! – любви никакая трава не излечит,525 И господину не впрок, хоть впрок всем прочим, искусство».Больше хотел он сказать, но, полная страха, ПенейяМчится бегом от него и его неоконченной речи.Снова была хороша! Обнажил ее прелести ветер,Сзади одежды ее дуновением встречным трепались,530 Воздух игривый назад, разметав, откидывал кудри.Бег удвоял красоту. И юноше-богу несносноНежные речи терять: любовью движим самою,Шагу прибавил и вот по пятам преследует деву.Так на пустынных полях собака галльская зайца535 Видит: ей ноги – залог добычи, ему же – спасенья.Вот уж почти нагнала, вот-вот уж надеется в зубыВзять и в заячий след впилась протянутой мордой.Он же в сомнении сам, не схвачен ли, но из-под самыхПесьих укусов бежит, от едва не коснувшейся пасти.540 Так же дева и бог, – тот страстью, та страхом гонимы.Всё же преследователь, крылами любви подвигаем,В беге быстрей; отдохнуть не хочет, он к шее беглянкиЧуть не приник и уже в разметенные волосы дышит.Силы лишившись, она побледнела, ее победило545 Быстрое бегство; и так, посмотрев на воды Пенея,Молвит: «Отец, помоги! Коль могущество есть у потоков,Лик мой, молю, измени, уничтожь мой погибельный образ!»Только скончала мольбу, – цепенеют тягостно члены,Нежная девичья грудь корой окружается тонкой,550 Волосы – в зелень листвы превращаются, руки же – в ветви;Резвая раньше нога становится медленным корнем,Скрыто листвою лицо, – красота лишь одна остается.Фебу мила и такой, он, к стволу прикасаясь рукою,Чувствует: всё еще грудь под свежей корою трепещет.555 Ветви, как тело, обняв, целует он дерево нежно,Но поцелуев его избегает и дерево даже.Бог – ей: «Если моею супругою стать ты не можешь,Деревом станешь моим, – говорит, – принадлежностью будешьВечно, лавр, моих ты волос, и кифары и тула.560 Будешь латинских вождей украшеньем, лишь радостный голосГрянет триумф и узрит Капитолий процессии празднеств,Августов дом ты будешь беречь, ты стражем вернейшимБудешь стоять у сеней, тот дуб, что внутри, охраняя.И как моей головы вечно юн нестриженый волос,565 Так же носи на себе свои вечнозеленые листья».Кончил Пеан. И свои сотворенные только что ветви,Богу покорствуя, лавр склонил, как будто кивая.Есть в Гемонии дол: замыкает его по обрывамЛес. Его Темпе зовут; по нему-то Пеней, вытекая570 Прямо из Пиндовых недр, свои воды вспененные катит;Тяжким паденьем своим в облака он пар собираетИ окропляет дождем моросящим леса вершины.И утомительный шум оглашает не только окрестность.Там находится дом, обиталище, недра святые575 Этой великой реки; пребывая в скалистой пещере,Водами правил Пеней и нимфами, жившими в водах.Единоземные там сначала сбираются реки,Сами не зная, – отца поздравлять надлежит, утешать ли:Сперхий, который родит тополя, Энипей беспокойный,580 Тут же старик Апидан и Амфрид ленивый с Ээем;После другие сошлись, которые в вольном стремленьеК морю выводят свои от блужданий усталые воды.Инах один не пришел; в глубокой укрывшись пещере,Множит он воды слезой; несчастный о дочери Ио585 Плачет, как будто навек погибла; не знает, в живых лиИли средь манов она, – но нигде он ее не находит;Думает, – нет уж нигде, и худшего втайне боится.Видел Юпитер ее, когда от реки возвращаласьОтчей, и – «Дева, – сказал, – что достойна Юпитера, всех бы590 Ложем своим осчастливила ты; заходи же под сениРощ глубоких, – и ей он рощ показывал сени, —Солнце пока высоко посредине стоит небосвода.Если страшно одной подходить к звериным берлогам,В рощ тайники ты войдешь, имея защитником бога,595 И не из черни богов, но того, кто великий небесныйСкипетр держит в руке и летучие молнии мечет.О, не беги!» Но бежала она. И пастбища ЛерныБыли уже позади, и Лиркея поля с деревамиТоже; но бог, наведя на землю пространную темень,600 Скрыл ее, бег задержал и стыд девичий похитил.Тут-то Юнона с небес как раз и взглянула на Аргос,И, подивившись тому, что летучее облако будтоНочь среди белого дня навлекает, решила, что этоНе от реки, что оно поднялось не от почвенной влаги.605 И огляделась кругом: где муж, – затем что проделкиЗнала уже за своим попадавшимся часто супругом.И, как его в небесах не нашла, – «Или я ошибаюсь,Или обиду терплю!» – сказала, и с горнего небаПлавно на землю сошла и уйти облакам повелела.610 Он же супруги приход предчувствовал и незамедляИнаха юную дочь превратил в белоснежную телку.Но и телицей она – хороша. Сатурния хвалит, —Нехотя, правда, – ее красоту; да чья, да откуда,Стада какого она, вопрошает, как будто не зная.615 Лжет Юпитер, – землей-де она рождена, – чтоб покончитьЭти расспросы. Ее в подарок Сатурния просит.Что было делать? Любовь жестоко отдать, не отдать же —Впрямь подозрительно. Стыд – отдать убеждает; любовь же —Разубеждает его. И быть бы стыду побежденным.620 Всё ж столь маленький дар, как телку, сестре и супругеНе подарить, – так ее, пожалуй, сочтет не за телку!Мужа любовницу взяв, отрешилась богиня не сразуОт спасенья: страшил ее муж, и обманы смущали.И поручила ее сторожить Аресторову Аргу.625 Кругом сотня очей на его голове разместилась.И, соблюдая черед, лишь по два они отдыхали,А остальные, служа, стоять продолжали на страже.Где бы Apг ни стоял, постоянно смотрел он на Ио,С Ио глаз не спускал, хотя б и спиной повернувшись.630 Днем он пастись ей давал, но, только лишь солнце садилось,В хлев запирал, обвязав недостойной веревкою шею.Ио древесной листвой и горькой травою питалась,Вместо постели лежит на земле, не всегда муравоюУстланной, бедная! Пьет из илистых часто потоков.635 К Аргу однажды она протянуть с мольбою хотелаРуки, – но не было рук, что к Аргу могли б протянуться;И, попытавшись пенять, издала лишь коровье мычаньеИ ужаснулась сама – испугал ее собственный голос.Вот побережьем идет, где часто, бывало, резвилась,640 К Инаху: но лишь в воде увидела морду с рогами,Вновь ужаснувшись, она от себя с отвращеньем бежала.Сестры наяды ее не узнали; не знает сам Инах,Кто перед ним. А она за отцом и за сестрами бродит,Трогать себя им дает и ластится к ним, изумленным.645 Свежей травы луговой протянул престарелый ей Инах.Руку лижет она и отцовы целует ладони.Слез не может сдержать и, последуй слово за ними,Помощи б стала просить, назвалась бы и горе открыла.Буква уже – не слова – ногой нанесенная в прахе,650 Горестный знак подала об ее изменившемся теле.«Горе мне!» – Инах-отец вскричал, повисая на шееИ на рогах мычащей в тоске белоснежной телицы.«О, я несчастный! – вопит. – Не тебя ли везде и повсюду,Дочь, я искал? О, когда б я тебя не обрел, не нашел бы,655 Легче был бы мой плач. Молчишь, на мои ты, немая,Не отвечаешь слова и только вздыхаешь глубокоИли мычишь мне в ответ и большего сделать не можешь.Я же, не знавший, тебе светильники брака готовил:Первой надеждой моей был зять, второю внучата.660 Ныне из стада возьмешь ты мужа, из стада и сына.Даже и смертью нельзя мне столькие муки покончить!Бог я – себе на беду, мне замкнуты двери кончины,И неутешный мой плач продолжится вечные веки».Так горевали они, но приблизился Apг многоокий,665 Дочь оторвал от отца и ее на далекие гонитПастбища. Там, в стороне, горы он заметил вершину,Сел на нее и глядит на четыре стороны света.Горних правитель не мог таких Форониды несчастийДолго терпеть; он сына зовет, порожденного светлой670 Девой Плеядой; велит, чтоб смерти предал он Арга.Долго ли крылья к ногам привязать, в могучую рукуТростку снотворную взять, волоса покрывалом окутать!Вот из отцова дворца, снарядясь, Юпитера отпрыскТотчас на землю скользнул, с головы покрывало откинул,675 Также и крылышки снял. Лишь трость одну сохранил он;Гонит он ею – пастух – уведенных потайно с собоюКоз, по полям без дорог, на тростинках свирели играя.Голосом новым пленен блюститель Юнонин. «Кто б ни былТы, но можешь со мной усесться рядом на камень! —680 Apг сказал. – Не найдешь ты места другого, где травыБыли б полезней скоту, а тень пастухам благодатней».Отпрыск Атланта присел, разговором и долгой беседойДлящийся день растянул и, на дудках играя скрепленных,Втайне пытался меж тем одолеть сторожащие очи.685 Всё-таки борется тот, чтоб неге сна не поддаться;И хоть уж часть его глаз в дрему погрузилась, другаяБдит. Обращается он с вопросом, давно ли открылиСпособ, как сделать свирель, – и каким разуменьем открыли?Бог же: «В холодных горах аркадских, – в ответ начинает, —690 Самой известной была меж гамадриад нонакринскихДева-наяда одна, ее звали те нимфы Сирингой.Часто спасалась она от сатиров, за нею бегущих,И от различных богов, что в тенистом лесу обитаютИ в плодородных полях. Ортигийскую чтила богиню695 Делом и девством она. С пояском, по уставу Дианы,Взоры могли б обмануть и сойти за Латонию, если бНе был лук роговым, а у той золотым бы он не был.Путали всё же их. Раз возвращалась Сиринга с Ликея;И увидал ее Пан и, сосною увенчан колючей,700 Молвил такие слова…» – привести лишь слова оставалосьИ рассказать, как, отвергнув мольбы, убегала Сиринга,Как она к тихой реке, к Ладону, поросшему тростьем,Вдруг подошла; а когда ее бег прегражден был водою,Образ ее изменить сестриц водяных попросила;705 Пану казалось уже, что держит в объятьях Сирингу, —Но не девический стан, а болотный тростник обнимал он;Как он вздыхает и как, по тростинкам задвигавшись, ветерТоненький звук издает, похожий на жалобный голос;Как он, новым пленен искусством и сладостью звука,710 «В этом согласье, – сказал, – навсегда мы останемся вместе!»Так повелось с той поры, что тростинки неровные, воскомСлеплены между собой, сохраняют той девушки имя.Только об этом хотел рассказать Киллений, как видит:Все посомкнулись глаза, все очи от сна позакрылись.715 Тотчас он голос сдержал и сна глубину укрепляет,Тростью волшебной своей проводя по очам изнемогшим.Сонный качался, а бог незаметно мечом серповиднымАрга разит, где сошлись затылок и шея, и телоСбрасывает, и скалу неприступную кровью пятнает.720 Apг, лежишь ты! И свет, в столь многих очах пребывавший,Ныне погас, и одна всей сотней ночь овладела.Дочь Сатурна берет их для птицы своей и на перьяЕй полагает, и хвост глазками звездистыми полнит.И запылала она, отложить не изволила гнева725 И, наводящую дрожь Эринию в очи и душуДевы Аргосской наслав и в грудь слепые стремленьяЕй поселив, погнала ее в страхе по кругу земному.Ты оставался, о Нил, последним в ее испытаньях.Только достигла его, согнула колена у брега730 Самого и улеглась, запрокинув упругую выю.Может лишь кверху смотреть и к звездам глаза подымает:Стоном и плачем своим, мычаньем, с рыданьями схожим,Муки молила прервать, Юпитеру жалуясь будто.Он же, супругу свою обнимая вкруг шеи руками,735 Просит, чтоб та наконец прекратила возмездие: «СтрахиВпредь отложи, – говорит, – никогда тебе дева не будетПоводом муки», – и сам к стигийским взывает болотам.И лишь смягчилась она, та прежний свой вид принимает,740 И пропадают рога, и кружок уменьшается глаза,Снова сжимается рот, возвращаются плечи и руки,И исчезает, на пять ногтей разделившись, копыто.В ней ничего уже нет от коровы, – одна белизна лишь.Службой довольствуясь двух своих ног, выпрямляется нимфа.745 Только боится еще говорить, – подобно телице,Не замычать бы, – и речь пресеченную пробует робко.Ныне богиня она величайшая нильского люда.Верят: родился Эпаф наконец у нее, восприявшейСемя Юпитера; он в городах почитался, во храмах750 Вместе с отцом. По летам и способностям ровнею был с нимСолнца дитя Фаэтон. Когда он однажды, зазнавшись,Не пожелал уступить, похваляясь родителем Фебом,Спеси не снес Инахид. «Во всём, – говорит, – ты, безумный,Матери веришь, надмен, но в отце ты своем обманулся!»755 Побагровел Фаэтон, но стыдом удержал раздраженьеИ поспешил передать Климене Эпафа попреки.«Скорбь тем больше, о мать, – говорит, – что, свободный и гордый,Я перед ним промолчал; мне стыд – оскорбленье такое, —Слово он вымолвить смог, но дать не смог я отпора!760 Ты же, коль истинно я сотворен от небесного корня,Знак даруй мне, что род мой таков; приобщи меня к небу!»Молвил он так и обвил материнскую шею руками,И головою своей и Меропсовой, сестриным бракомКлялся, моля, чтоб отца дала ему верные знаки.765 Трудно сказать, почему Климена – мольбой ФаэтонаТронута или гневясь, что взвели на нее обвиненье, —Обе руки к небесам подняла и, взирая на солнце, —«Светом его, – говорит, – чьи лучи столь ярко сверкают,Сын, клянусь тебе им, который нас видит и слышит, —770 Этим, которого зришь, вот этим, что правит вселенной,Фебом рожден ты! Коль ложь говорю, себя лицезреть мнеПусть воспретит, и очам сей день да будет последним!Труд недолгий тебе – увидеть отцовских пенатов:Там, где восход, его дом граничит с нашей землею.775 Если стремишься душой, отправляйся и будешь им признан».Тотчас веселый вскочил, услыхав материнское слово,И уж готов Фаэтон охватить всё небо мечтою.Вот эфиопов своих и живущих под пламенем солнцаИндов прошел он и вмиг к отцовскому прибыл восходу.

Книга вторая

Солнца высокий дворец подымался на стройных колоннах,Золотом ясным сверкал и огню подражавшим пиропом.Поверху был он покрыт глянцевитой слоновою костью,Створки двойные дверей серебряным блеском сияли.5 Материал превзошел мастерство, – затем, что явил тамМулькибер глади морей, охватившие поясом земли;Круг земной показал и над кругом нависшее небо.Боги морские в волнах: меж ними Тритон громогласный,Непостоянный Протей, Эгеон, который сжимает10 Мощным объятьем своим китов непомерные спины.Также Дорида с ее дочерьми; те плавали в море,Эти, присев на утес, сушили свой волос зеленый,Этих же рыбы везли; лицом не тождественны былиИ не различны они, как быть полагается сестрам.15 А на земле – города, и люди, и рощи, и звери,Реки и нимфы на ней и разные сельские боги.Сверху покрыты они подобьем блестящего неба.Знаков небесных по шесть на правых дверях и на левых.Только дорогой крутой пришел туда отпрыск Климены,20 В дом лишь вошел он отца, в чьем не был отцовстве уверен,Тотчас направил шаги к лицу родителя прямоИ в отдалении стал; не в силах был вынести светаБлиже. Сидел перед ним, пурпурной окутан одеждой,Феб на престоле своем, сиявшем игрою смарагдов.25 С правой и левой руки там Дни стояли, за нимиМесяцы, Годы, Века и Часы в расстояниях равных;И молодая Весна, венком цветущим венчана;Голое Лето за ней в повязке из спелых колосьев;Тут же стояла, грязна от раздавленных гроздьев, и Осень;30 И ледяная Зима с взлохмаченным волосом белым.Вот приведенного в страх новизною предметов с престолаЮношу Феб увидал все зрящими в мире очами.«В путь для чего ты пошел? Что в этом дворце тебе надо,Чадо мое, Фаэтон? Тебя ли отвергну?» – промолвил.35 Тот отвечает: «О свет всеобщий великого мира,Феб, мой отец, если так называть себя мне позволяешь,Если Климена вины не скрывает под образом ложным!Дай мне, родитель, залог, по которому верить могли бы,Что порожден я тобой, – отреши заблужденья от духа».40 Так он сказал. И отец лучи отложил, что сиялиВкруг головы у него, велел пододвинуться ближеИ, обнимая его, – «Не заслужено, – молвит, – тобою,Чтобы отверг я тебя, – Климена правду сказала.А чтоб сомненье твое уменьшилось, дара любого45 Ныне проси, и я дам. Свидетель – болото, которымКлясться боги должны, очам незнакомое нашим».Только он кончил, а тот колесницу отцовскую просит,Права лишь день управлять крылоногими в небе конями.И пожалел тут отец, что поклялся; три и четыре50 Раза качнул головой лучезарной, сказав: «БезрассуднаРечь моя после твоей. О, если б мог я обратноВзять обещанья! Поверь: лишь в этом тебе отказал бы.Я не советую, сын. Опасны твои пожеланья.Много спросил, Фаэтон! Такие дары не подходят,55 Сын мой, ни силам твоим, ни вовсе младенческим годам.Смертного рок у тебя, а желанье твое не для смертных.Больше того, что богам касаться дозволено горним,Ты домогаешься. Пусть о себе мнит каждый, как хочет,Всё же не может никто устоять на оси пламеносной,60 Кроме меня одного. И даже правитель ОлимпаСам, что перуны стремит ужасной десницей, не станетСей колесницы вести. А кто же Юпитера больше?Крут поначалу подъем; поутру освеженные кониВсходят едва по нему. Наивысшая точка – на полдне.65 Видеть оттуда моря и земли порой самому мнеБоязно, грудь и моя, замирая, от страха трепещет.Путь – по наклону к концу, и надо уверенно править.Даже Тетида, меня внизу в свои воды приемля,Страхом объята всегда, как бы я не низринулся в пропасть.70 Вспомни, что небо еще, постоянным влекомо вращеньем,Вышние звезды стремит и движением крутит их быстрым.Мчусь я навстречу, светил не покорствуя общему ходу;Наперекор я один выезжаю стремительным кругом.Вообрази, что я дам колесницу. И что же? Ты смог бы75 Полюсов ход одолеть, не отброшенный быстрою осью?Или, быть может, в душе ты думаешь: есть там дубровы,Грады бессмертных богов и дарами богатые храмы?Нет – препятствия там да звериные встретишь обличья!Чтоб направленье держать, никакой не отвлечься ошибкой,80 Должен ты там пролетать, где Тельца круторогого минешь,Лук гемонийский и пасть свирепого Льва; Скорпиона,Грозные лапы свои охватом согнувшего длинным,И по другой стороне – клешнями грозящего Рака.Четвероногих сдержать, огнем возбужденных, который85 В их пламенеет груди и ноздрями и пастями пышет,Будет тебе нелегко. И меня еле терпят, едва лишьНрав распалится крутой, и противится поводу выя.Ты же, – чтоб только не стать мне даятелем смертного дара, —Поберегись, – не поздно еще, – измени пожеланье!90 Правда, поверив тому, что родился от нашей ты крови,Верных залогов ты ждешь? Мой страх тебе – верным залогом!То, что отец я, – отца доказует боязнь. Погляди жеМне ты в лицо. О, когда б ты мог погрузить свои очиВ грудь мне и там, в глубине отцовскую видеть тревогу!95 И, наконец, посмотри, что есть в изобильной вселенной:Вот, из стольких ее – земных, морских и небесных —Благ попроси что-нибудь, – ни в чем не получишь отказа.От одного воздержись, – что казнью должно называться,Честью же – нет. Фаэтон, не дара, но казни ты просишь!100 Шею зачем мне обвил, неопытный, нежным объятьем?Не сомневайся во мне – я клялся стигийскою влагой, —Всё, что желаешь, отдам. Но только желай поразумней».Он увещанья скончал. Но тот отвергает советы;Столь же настойчив, горит желаньем владеть колесницей.105 Юношу всё ж наконец, по возможности медля, родительК той колеснице ведет высокой – изделью Вулкана.Ось золотая была, золотое и дышло, был ободВкруг колеса золотой, а спицы серебряны были.Упряжь украсив коней, хризолиты и ряд самоцветов110 Разных бросали лучи, отражая сияние Феба.Духом отважный, стоит Фаэтон изумленный, на дивоСмотрит; но вечно бодра, уже на румяном востокеСтворы багряных дверей раскрывает Аврора и сени,Полные роз. Бегут перед ней все звезды, и строй их115 Лю́цифер гонит; небес покидает он стражу последним.Видя его и узрев, что земли и мир заалелиИ что рога у луны на исходе, истаяли будто,Быстрым Орам Титан приказал запрягать, – и богиниРезвые вмиг исполняют приказ; изрыгающих пламя,120 Сытых амброзией, вслед из высоких небесных конюшенЧетвероногих ведут, надевают им звонкие узды.Сына лицо между тем покрывает родитель священнымСнадобьем, чтобы терпеть могло оно жгучее пламя;Кудри лучами ему увенчал и, в предчувствии горя,125 Сильно смущенный, не раз вздохнул тяжело и промолвил:«Ежели можешь ты внять хоть этим отцовским советам,Сын, берегись погонять и крепче натягивай вожжи.Кони и сами бегут, удерживать трудно их волю.Не соблазняйся путем, по пяти поясам вознесенным.130 В небе прорезана вкось широким изгибом дорога,Трех поясов широтой она ограничена: полюсЮжный минует она и Аркт, аквилонам соседний.Этой дороги держись: следы от колес ты заметишь.Чтоб одинаковый жар и к земле доносился и к небу,135 Не опускайся и вверх, в эфир, не стреми колесницу.Если выше помчишь – сожжешь небесные до́мы,Ниже – земли сожжешь. Невредим серединой проедешь.Не уклонился бы ты направо, к Змею витому,Не увлекло б колесо и налево, где Жертвенник плоский.140 Путь между ними держи. В остальном доверяю Фортуне, —Пусть помогает тебе и советует лучше, чем сам ты!Я говорю, а уже рубежи на брегах гесперийскихВлажная тронула ночь; нельзя нам долее медлить.Требуют нас. Уже мрак убежал и Заря засветилась.145 Вожжи рукою схвати! А коль можешь еще передумать,Не колесницей моей, а советом воспользуйся лучше.Время еще не ушло, и стоишь ты на почве не зыбкой,Не в колеснице, тебе не к добру, по незнанью, желанной.Лучше спокойно смотри на свет, что я землям дарую».150 Юноша телом своим колесницу легкую занял,Встал в нее, и вожжей руками коснулся в восторге,Счастлив, и благодарит отца, несогласного сердцем.Вот крылатых меж тем, Пироя, Эоя, Флегона,Этона также, солнца коней, пламеносное ржанье155 Воздух наполнило. Бьют ногами засов; и как только,Внука не зная судьбы, открыла ворота ТетидаИ обнаружился вдруг простор необъятного мира,Быстро помчались они и, воздух ногами взрывая,Пересекают, несясь, облака и, на крыльях поднявшись,160 Опережают уже рождаемых тучами Эвров.Легок, однако, был груз, не могли ощутить его кониСолнца; была лишена и упряжь обычного веса, —Коль недостаточен груз, и суда крутобокие валки,Легкие слишком, они на ходу неустойчивы в море, —165 Так без нагрузки своей надлежащей прядает в воздухИль низвергается вглубь, как будто пуста, колесница.Только почуяла то, понесла четверня, покидаяВечный накатанный путь, бежит уж не в прежнем порядке.В страхе он сам. И не знает, куда врученные дернуть170 Вожжи и где ему путь. А и знал бы, не мог бы управить!Тут в лучах огневых впервые согрелись Трионы,К морю, запретному им, прикоснуться пытаясь напрасно.Змий, что из всех помещен к морозному полюсу ближе,Вялый от стужи, дотоль никому не внушавший боязни,175 Разгорячась, приобрел от жары небывалую ярость.Помнят: и ты, Волопас, смущенный, бросился в бегство,Хоть и медлителен был и своею задержан повозкой!Только несчастный узрел Фаэтон с небесной вершиныТам, глубоко-глубоко, под ним распростертые земли.180 Он побледнел, у него задрожали от страха колениИ темнотою глаза от толикого света покрылись.Он уж хотел бы коней никогда не касаться отцовских,Он уж жалеет, что род свой узнал, что уважена просьба,Зваться желая скорей хоть Меропсовым сыном; несется,185 Как под Бореем корабль, когда обессилевший кормчийПравить уже перестал, на богов и обеты надеясь!Как ему быть? За спиной уж немало неба осталось,Больше еще впереди. Расстоянья в уме измеряет;То он на запад глядит в пределы, которых коснуться190 Не суждено, а порой на восток, обернувшись, взирает;Оцепенел, не поймет, как быть, вожжей не бросает, —Но и не в силах коней удержать и имен их не знает.В трепете видит: по всем небесам рассеяны чудаРазнообразные; зрит огромных подобья животных.195 Место на небе есть, где дугой Скорпион изгибаетКлешни свои, хвостом и кривым двусторонним объятьемВширь растянулся и вдаль, через два простираясь созвездья.Мальчик едва лишь его, от испарины черного ядаВлажного, жалом кривым готового ранить, увидел, —200 Похолодел и, без чувств от ужаса, выронил вожжи.А как упали они и, ослабнув, крупов коснулись,Кони, не зная преград, без препятствий уже, через воздухКраем неведомым мчат, куда их порыв увлекает,И без управы несут; задевают недвижные звезды,205 Мча в поднебесной выси, стремят без пути колесницу, —То в высоту заберут, то, крутым спускаясь наклоном,В более близком уже от земли пространстве несутся.И в удивленье Луна, что мчатся братнины кониНиже, чем кони ее; и дымят облака, занимаясь.210 Полымя землю уже на высотах ее охватило;Щели, рассевшись, дает и сохнет, лишенная соков,Почва, седеют луга, с листвою пылают деревья;Нивы на горе себе доставляют пламени пищу.Мало беды! Города с крепостями великие гибнут215 Вместе с народами их, обращают в пепел пожарыЦелые страны. Леса огнем полыхают и горы:Тавр Киликийский в огне, и Тмол с Афоном, и Эта;Ныне сухая, дотоль ключами обильная Ида,Дев приют – Геликон и Гем, еще не Эагров.220 Вот двойным уж огнем пылает огромная Этна;И двухголовый Парнас, и Кинт, и Эрикс, и Офрис;Снега навек лишены – Родопа, Мимант и Микала,Диндима и Киферон, для действ священных рожденный.Скифии стужа ее не впрок; Кавказ полыхает.225 Также и Осса, и Пинд, и Олимп, что выше обоих.Альп поднебесных гряда и носители туч Апеннины.Тут увидал Фаэтон со всех сторон запылавшийМир и, не в силах уже стерпеть столь великого жара,Как из глубокой печи горячий вдыхает устами230 Воздух и чует: под ним раскалилась уже колесница.Пепла, взлетающих искр уже выносить он не в силах,Он задыхается, весь горячим окутанный дымом.Где он и мчится куда – не знает, мраком покрытыйЧерным, как смоль, уносим крылатых коней произволом.235 Верят, что будто тогда от крови, к поверхности телаХлынувшей, приобрели черноту эфиопов народы.Ливия стала суха, – вся зноем похищена влага.Волосы пораспустив, тут стали оплакивать нимфыВоды ключей и озер. Беотия кличет Диркею;240 Аргос – Данаеву дочь; Эфира – Пиренские воды.Рекам, которых брега отстоят друг от друга далёко,Тоже опасность грозит: средь вод Танаис задымилсяИ престарелый Пеней, а там и Каик тевфранийский,И быстроводный Исмен, и с ним Эриманф, что в Псофиде;245 Ксанф, обреченный опять запылать, и Ликорм желтоватый,Также игривый Меандр с обратно текущей струею,И мигдонийский Мелант, и Эврот, что у Тенара льется;Вот загорелся Евфрат вавилонский, Оронт загорелся,Истр и Фасис, и Ганг, Фермодонт с падением быстрым;250 Вот закипает Алфей, берега Сперхея пылают;В Таге-реке, от огня растопившись, золото льется,И постоянно брега меонийские славивших песнейПтиц опалило речных посредине теченья Каистра.Нил на край света бежал, перепуган, и голову спрятал,255 Так и доныне она всё скрыта, а семь его устийВ знойном лежали песке – семь полых долин без потоков.Жребий сушит один исмарийский Гебр со Стримоном,Также и Родан, и Рен, и Пад – гесперийские реки,Тибр, которому власть над целым обещана миром!260 Трещины почва дала, и в Тартар проник через щелиСвет и подземных царя с супругою в ужас приводит.Море сжимается. Вот уж песчаная ныне равнина,Где было море вчера; покрытые раньше водою,Горы встают и число Киклад раскиданных множат.265 Рыбы бегут в глубину, и гнутым дугою дельфинамБоязно вынестись вверх из воды в привычный им воздух;И бездыханны плывут на спине по поверхности моряТуши тюленьи. Сам, говорят, Нерей и ДоридаВместе с своими детьми в нагревшихся скрылись пещерах.270 Трижды Нептун из воды, с лицом исказившимся, рукиСмелость имел протянуть, – и трижды не выдержал зноя.Вот благодатная мать Земля, окруженная морем,Влагой теснима его и сжатыми всюду ключами,Скрывшими токи свои в материнские темные недра,275 Только по шею лицо показав, истомленное жаждой,Лоб заслонила рукой, потом, великою дрожьюВсё потрясая, чуть-чуть осела сама, и понижеСтала, чем раньше, и так с пересохшей сказала гортанью:«Если так должно и сто́ю того, – что ж медлят перуны,280 Бог высочайший, твои? Коль должна от огня я погибнуть,Пусть от огня твоего я погибну и муки избегну!Вот уж насилу я рот для этой мольбы раскрываю, —Жар запирает уста, – мои волосы, видишь, сгорели!Сколько в глазах моих искр и сколько их рядом с устами!285 Так одаряешь меня за мое плодородье, такуюЧесть воздаешь – за то, что ранения острого плугаИ бороны я терплю, что круглый год я в работе.И что скотине листву, плоды же – нежнейшую пищу —Роду людскому даю, а вам приношу – фимиамы?290 Если погибели я заслужила, то чем заслужилиВоды ее или брат? Ему врученные роком,Что ж убывают моря и от неба всё дальше отходят?Если жалостью ты ни ко мне, ни к брату не тронут,К небу хоть милостив будь своему: взгляни ты на оба295 Полюса – оба в дыму. А если огонь повредит их,Рухнут и ваши дома. Атлант и тот в затрудненье,Еле уже на плечах наклоненных держит он небо,Если погибнут моря, и земля, и неба палаты,В древний мы Хаос опять замешаемся. То, что осталось,300 Вырви, молю, из огня, позаботься о благе вселенной!»Так сказала Земля; но уже выносить она жараДольше не в силах была, ни больше сказать, и втянулаГолову снова в себя, в глубины, ближайшие к манам,А всемогущий отец, призвав во свидетели вышних305 И самого, кто вручил колесницу, – что, если не будетПомощи, всё пропадет, – смущен, на вершину ОлимпаВсходит, откуда на ширь земную он тучи наводит,И подвигает грома, и стремительно молнии мечет.Но не имел он тогда облаков, чтоб на землю навесть их,310 Он не имел и дождей, которые пролил бы с неба.Он возгремел, и перун, от правого пущенный уха,Кинул в возницу, и вмиг у него колесницу и душуОтнял зараз, укротив неистовым пламенем пламя.В ужасе кони, прыжком в обратную сторону прянув,315 Сбросили с шеи ярмо и вожжей раскидали обрывки.Здесь лежат удила, а здесь, оторвавшись от дышла,Ось, а в другой стороне – колес разбившихся спицы;Разметены широко колесницы раздробленной части.А Фаэтон, чьи огонь похищает златистые кудри,320 В бездну стремится и, путь по воздуху длинный свершая,Мчится, подобно тому, как звезда из прозрачного небаПадает или, верней, упадающей может казаться.На обороте земли, от отчизны далёко, великийПринял его Эридан и дымящийся лик омывает.325 Руки наяд-гесперид огнем триязычным сожженныйПрах в могилу кладут и камень стихом означают:«Здесь погребен Фаэтон, колесницы отцовской возница:Пусть ее не сдержал, но, дерзнув на великое, пал он».И отвернулся отец несчастный, горько рыдая;330 Светлое скрыл он лицо; и, ежели верить рассказу,День, говорят, без солнца прошел: пожары – вселеннойСвет доставляли; была и от бедствия некая польза.Мать же Климена, сказав всё то, что в стольких несчастьяхДолжно ей было сказать, в одеяниях скорбных, безумна,335 Грудь терзая свою, весь круг земной исходила;Всё бездыханную плоть повсюду искала и кости, —Кости нашла наконец на чуждом прибрежье, в могиле.Туг же припала к земле и прочтенное в мраморе имяЖаркой слезой облила и ласкала открытою грудью.340 Дочери Солнца о нем не меньше рыдают, и слезы —Тщетный умершему дар – несут, и, в грудь ударяя, —Горестных жалоб хоть он и не слышит уже, – ФаэтонаКличут и ночью и днем, и простершись лежат у могилы.Слив рог с рогом, Луна становилась четырежды полной.345 Раз, как обычно, – затем что вошло гореванье в обычай, —Вместе вопили они; Фаэтуза меж них, из сестер всехСтаршая, наземь прилечь пожелав, простонала, что ногиОкоченели ее; приблизиться к ней попыталасьБелая Лампетиэ́, но была вдруг удержана корнем.350 Третья волосы рвать уже собиралась руками —Листья стала срывать. Печалится эта, что держитСтвол ее ноги, а та – что становятся руки ветвями.У изумленной меж тем кора охватила и лоноИ постепенно живот, и грудь, и плечи, и руки355 Вяжет – и только уста, зовущие мать, выступают.Что же несчастная мать? Что может она? – неуемноХодит туда и сюда и, пока еще можно, целует!Этого мало: тела из стволов пытается вырвать,Юные ветви дерев ломает она, и оттуда,360 Словно из раны, сочась, кровавые капают капли.«Мать, молю, пожалей!» – которая ранена, кличет.«Мать, молю! – в деревьях тела терзаются наши…Поздно – прощай!» – и кора покрывает последнее слово.Вот уже слезы текут; источась, на молоденьких ветках365 Стынет под солнцем янтарь, который прозрачной рекоюПринят и катится вдаль в украшение женам латинским.Кикн, Сфенела дитя, при этом присутствовал чуде.Он материнской с тобой был кровью связан, но ближеБыл он по духу тебе, Фаэтон. Оставивши царство, —370 Ибо в Лигурии он великими градами правил, —Берег зеленый реки Эридана своей он печальнойЖалобой полнил и лес, приумноженный сестрами друга.Вдруг стал голос мужской утончаться, белые перьяВолосы кроют ему, и длинная вдруг протянулась375 Шея; стянула ему перепонка багряные пальцы,Крылья одели бока, на устах клюв вырос неострый.Новой стал птицею Кикн. Небесам и Юпитеру лебедьНе доверяет, огня не забыв – их кары неправой, —Ищет прудов и широких озер и, огонь ненавидя,380 Предпочитает в воде, враждебной пламени, плавать.Темен родитель меж тем Фаэтона, лишенный обычнойСлавы венца, как в час, когда он отходит от мира;Возненавидел он свет, и себя, и день лучезарный,Скорби душой предался, и к скорби гнева добавил,385 И отказался служить вселенной. «Довольно, – сказал он, —Жребий от века был мой беспокоен, мне жаль совершенныхМною вседневних трудов, – что нет ни конца им, ни чести.Пусть, кто хочет, другой светоносную мчит колесницу!Если же нет никого, и в бессилье признаются боги,390 Правит пусть сам! – чтобы он, попробовав наших поводьев,Молний огни отложил, что детей у отцов отнимают.Тут он узнает, всю мощь коней испытав огненогих,Что незаслуженно пал не умевший управиться с ними».Но говорящего так обступают немедленно Феба395 Все божества и его умоляют, прося, чтобы тениНе наводил он на мир. Юпитер же молнии мечетИ, добавляя угроз, подтверждает державно их просьбы.И, обезумевших, впряг, еще трепещущих страхом,Феб жеребцов, батогом и бичом свирепствуя рьяно.400 Бьет, свирепствует, их обвиняя в погибели сына.А всемогущий отец обходит огромные стеныНеба; тщательно стал проверять: от огня расшатавшись,Не обвалилось ли что. Но, уверясь, что прежнюю крепостьВсё сохранило, он взор направил на землю и беды405 Смертных. Но более всех о своей он Аркадии полонНежных забот. Родники и еще не дерзавшие литьсяРеки спешит возродить и почве траву возвращает,Листья – деревьям, велит лесам зеленеть пострадавшим.Часто бывает он там, и вот поражен нонакринской410 Девушкой, встреченной им, – и огонь разгорается в жилах.Не занималась она чесанием шерсти для тканей.Разнообразить своей не умела прически. ОдеждуПряжка держала на ней, а волосы – белая повязь.Легкий дротик она иль лук с собою носила;415 Воином Фебы была. Не ходила вовек по МеналуДева, Диане милей Перекрестной. Но всё – мимолетно!Уж половину пути миновало высокое солнце, —Девушка в рощу вошла, что порублена век не бывала.Скинула тотчас колчан с плеча и лук отложила420 Гибкий, сама же легла на травою покрытую землю;Так, свой расписанный тул подложив под затылок, дремала.Только Юпитер узрел отдыхавшую, вовсе без стража, —«Эту проделку жена не узнает, наверно, – промолвил, —Если ж узнает, о пусть! Это ль ругани женской не стоит?»425 Вмиг одеяние он и лицо принимает ДианыИ говорит: «Не одна ль ты из спутниц моих? На которых,Дева, охотилась ты перевалах?» И дева с лужайкиВстала. «Привет, – говорит, – божеству, что в моем рассужденьеБольше Юпитера, пусть хоть услышит!» Смеется Юпитер,430 Рад, что себе самому предпочтен, и дарит поцелуи;Он неумерен, не так другие целуются девы.В лес направлялась какой, рассказать готовую девуСтиснул в объятиях он, – и себя объявил не безвинно.Сопротивляясь, она – насколько женщина может —435 С ним вступает в борьбу, но Юпитера дева какая(Если бы видела ты, о Сатурния, ты бы смягчилась!)

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.