Рейтинг 0,0 / 5.0 (Голосов: 0)
Стая гадких утят (сборник)

Стая гадких утят (сборник)

Категории
Ключевые слова
Просмотров:
46
Год:
Язык:
Русский
ISBN:
978-5-17-085991-7, 78-5-17-085993-1
Издательство:
АСТ

Аннотация к книге Стая гадких утят (сборник) - Татьяна Луганцева

Стая гадких утят: [сборник] / Татьяна Луганцева - Описание и краткое содержание к книге
В тихом провинциальном российском городке – настоящий переполох. Еще бы! На вечер встречи выпускников приехала знаменитая кинодива Аглая Решетникова. С бывшими одноклассниками она не виделась целых тринадцать лет. Теплый, радушный прием, улыбки и нескончаемые комплименты растопили сердце Аглаи. И школьная чудо-встреча наверняка стала бы самым светлым воспоминанием в ее жизни, если бы не ошеломляющее происшествие, которое ожидало «столичную штучку» в конце вечера…

Стая гадких утят (сборник) - Страница 5

– Я не учился с вами. Меня нанял отец Сергея, чтобы помочь ему передвигаться первое время. Так что я к вашему празднику не имею никакого отношения. Просто сопровождающий… Знаете, бывают женщины-сиделки. Так вот, я как сиделка, только мужского рода, да еще и физические функции на меня возложены, женщина не справилась бы, – пояснил он.

– Антон буквально носит меня на руках, – подтвердил Сергей.

– Очень приятно, – холодно произнесла Аглая, и скользнула по Антону Александровичу безразличным взглядом.

Во всем, что касалось мужского пола, Аглая была абсолютно невыносима и неисправима. Она любила мужчин, которые достигли в жизни определенных высот. Умных, успешных, берущих на себя большую ответственность. Мужчины, работающие в сфере услуг, в эту категорию не входили. Аглая даже не смотрела в их сторону, считая это ниже своего достоинства. Охранники, водители… И вот что-то новенькое – «мужчина-сиделка». Кошмар! Да и внешне Антон Александрович был неказист. Сутулый, волосы топорщатся, взгляд с прищуром. Аглая нарочито зевнула и принялась рассматривать бывших одноклассников.

Многие женщины до сих пор не могли успокоиться – надо же, увидели звезду! Они перешептывались, обсуждая ее наряд и макияж. Аглае даже стало интересно, чем закончится этот вечер.

Она узнала всех одноклассников и даже могла сказать, как кого зовут, и это удивительно, потому что ни об одном из них за тринадцать лет ни разу даже не вспомнила. А вот внешние изменения, которые произошли с ее одноклассниками, повергли Аглаю в шок.

Непрезентабельно выглядели «мальчики». Наверное, потому, что не могли приукрасить себя косметикой и отвлечь внимание вызывающим декольте. Взгляд Аглаи натыкался на лысеющие макушки, угрожающе увеличивающиеся животики и – как бы это помягче выразиться? – не совсем здоровый румянец на щеках, говорящий о пристрастии к алкоголю.

Женщины были ненамного лучше. Многие до неприличия раздались в ширину и были накрашены с такой яростью, словно в конце вечеринки им должны были выдать приз за самый дикий макияж. Но что позабавило Аглаю больше всего, так их прически – каждая вторая была с химией на голове. С молоком матери, что ли, русские женщины впитывают: если праздник, надо завиваться. И сидели ее одноклассницы за праздничным столом, словно пудели на выставке. В вечерних туалетах преобладали дешевые платья из парчи ярких цветов. «Видимо, сказалось влияние татаро-монгольского ига», – подумала Аглая. Но некоторые дамы всё же предпочли классику – маленькое черное платье с гипюровой вставкой на спине, сквозь которую просвечивал черный лифчик. Да и «маленькими» эти наряды назвать было затруднительно… Если в такое платьице влезает женщина шестьдесят восьмого размера, маленькое черное платье превращается… в квадрат Малевича. И как черный цвет может стройнить даму, желающую скрыть лишних так килограммов тридцать?.. С этим не справилась бы и черная дыра. Но это все лирика…

Внезапно в зале возник ажиотаж, и Аглая заметила, как народ разбежался по углам и как-то засуетился.

– Вот вы где! Чертяги! Неужели хотели без Витька встретиться?! Нет, дорогие мои, не выйдет! Вот и я! Ха-ха-ха! – раздался громкий неприятный голос.

Аглая поняла – заявился не кто иной, как Витек Царьков собственной персоной. Выглядел он ужасно, словно большой бесформенный шар. Одышливая, некрасивая голова, казалось, торчала прямо на плечах, без шеи. Уголки толстых губ опущены, глаза красные и слезятся.

Он пожал всем мужчинам руки, грубо хлопнул некоторых дам пониже спины и продвинулся к столу. В спину ему раздалось:

– Я, между прочим, женщина порядочная, и мне неприятно, когда меня хлопают по заду!

Витек обернулся на возглас и загоготал:

– Это ты-то, Алка, порядочная? Давно ли? По молодости ты и Крым и рым прошла! Ха-ха! Да ладно! Не кукситесь! Шутка! Ребята, заноси! – заорал он и свистнул в два пальца, словно уличная шпана.

В зале ресторана появились люди с ящиками дорогого алкоголя.

– Налетай, мужики! Что бы вы без Витька делали? Только я один тут чего-то сто́ю! – И тут его взгляд остановился на Аглае.

Виктор мгновенно замолчал, словно язык проглотил.

– Твою дивизию! Это кто же осчастливил нас своим присутствием?! Глазам не верю! Наша первая красавица! Наша Аглая! А где же твоя корона? Королева ты наша! Я и не знал, что меня ждет такой сюрприз! – Он тут же плюхнулся напротив Аглаи и принялся буквально пожирать ее глазами. – Это мое место! Я его застолбил. И эту бабу я застолбил на вечер. А знаете почему? Потому что я – хозяин жизни! А она здесь самая красивая, значит, моя! – Маслянистые губы разъехались в улыбке. – Как живешь, дорогая? – наклонился он к Аглае.

– До недавнего времени все было хорошо! – отодвинулась она.

Народ уже рассаживался за столом, разбирал закуски и наполнял бокалы. Начинался «праздник живота». Застучали ножи-вилки, зазвучали стандартные тосты.

– За встречу! За нас! Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!

– А это что за хрен? Что-то я его не узнаю, – спросил Царьков, глядя на Антона Александровича.

– Он со мной, помогает мне, – сказал Сергей.

– А… мужик, который тебе меняет памперсы! Ты все на колесах? Ладно, не обижайся, я шучу! – Виктор махнул чуть ли не стакан коньяка из дорогой бутылки, которую поставил рядом с собой, хотя вряд ли кто решился бы ее взять.